Мой путь

МОЙ ПУТЬ

Мой путь в литературу был тернист и сложен. Но я не отступилась от своего призвания и, не смотря на многочисленные препятствия, стала признанным писателем!

Публикуюсь в крупных авторитетных издательствах, мой талант признают знаковые литераторы современности и читатели, и я продолжаю оттачивать своё мастерство и стараюсь быть в курсе книжных дел современных.

Какие препятствия были на моём пути? Серьёзные, ломающие и обламывающие!.. А как я их преодолела?

При мне была сломана советская система, когда писатель – это оплачиваемая и почётная профессия со своими привилегиями от Союза писателей.

Кроме того, наше правительство профессию «писатель» просто-напросто вычеркнуло из Росреестра и возвращать не собирается. Нынче неофициальным писателям приходится вкалывать, так сказать, на двух работах, чтобы не умереть с голоду. Насколько это оправдано при том, что остались профессии сотрудников цирка и СМИ? Вспомните А.С. Пушкина, если бы ни его выматывающие хлопоты над семейным имением, то случилась бы не одна плодотворная «Болдинская осень», а мировая культура пополнилась бы другими, ненаписанными, гениальными произведениями.

Смирилась с таковой действительностью: не писать я не могла. Поглощая опыт жизни, не ушла в уединение и тем самым не состоялось моей оторванности от людей, для которых пишу. Где только не работала: в сфере образования, финансов, государственной, производственной – как специалистом, так и в руководящих должностях. Потому читатели узнают себя на страницах моих произведений, хотя персонажи типизированы.

Столкнулась с тем, что судьбу писателя часто решают бездарности и некомпетентные критики (они обитают в различных союзах и литературных объединениях, среди членов жюри на конкурсах и премиях, в редакциях). Я видела, как хорошо пишущих авторов замалчивают и обесценивают. Меня травили и мне пакостничали, плели интриги за спиной, угрожали и унижали. С опытом удостоверилась: так ведут себя те, кто писать вовсе не умеет, зато умело козыряет незаслуженными статусом и влиянием.

Было больно и обидно! Но зато научилась отличать критику от желчи завистников. Я никогда ни с кем не соперничаю, уважаю коллег по перу, спокойно учусь у лучших, выкидывая из своей жизни токсичных людей, у которых, кстати, так и не нашла, чему можно научиться! Кроме того, не поверите, но их даже благодарю, потому что, пытаясь доказать им и себе свою писательскую состоятельность (а им удалось-таки поколебать и заставить усомниться), создала много отличных произведений в разных жанрах, разработала культурно-просветительский проект студии PROfectus, которая поддерживает начинающих писателей и бережёт их от разочарования, учит не позволять себя обесценивать, оставаться плодотворным и востребованным, примиряет с близкими, которые не понимают, что рядом сокровище, а не лентяй, просиживающий за компьютером, которые стригут ногти в журнал с его публикациями или используют его книгу в качестве подставки под чашку с чаем…

Долгое время не могла найти литературного наставника, редактора-единомышленника. Я была дезориентирована в атмосфере культурной деградации. А как не растеряться, когда аморальные темы рекомендуют издатели; когда тиражами и премиями продвигают плохо написанные книги?

Опираясь на классиков, которые стали мне близки после вузовского образования, пришлось развиваться самостоятельно, писать в стол на невостребованные, но интересные лично мне темы, разбираться, осмысливать действительность и прогнозировать будущее. Всё это было страданием, но принесло мне пользу, ведь именно так я сохранила свою самобытность.

Чего я только не перепробовала! Писала в разных жанрах и направлениях, опиралась на классиков и их отвергающих современников, экспериментировала сама. Много училась, читала, посещала различные конференции и семинары, лично встречалась с известными литераторами для обмена опытом, вела переписку. В итоге разобралась во многих вопросах, а знания дают понимание, как и при каких обстоятельствах следует действовать.

Троих наставников редакторов-единомышленников я всё-таки нашла, когда уже состоялась как писатель, публиковалась и имела свой стиль. Однако они помогли окончательно определиться с направлением в литературе, поддержали, и ещё очень многому научили. Им безмерно благодарна, поскольку взгляд со стороны опытного человека с тонким литературным чутьём – это бесценно! Наставник нужен!

С середины 80-ых Запад и Европа, прикрываясь либеральными лозунгами, стали активно притеснять русскую культуру, попирать общечеловеческие ценности, разрушать традиции, менталитет, психику, играя на инстинктах и потворствуя похоти. До сих пор продолжается процесс внедрения идеологии по трансформации населения в интересах стран первого мира. И то, что преподносится под видом продвинутого искусства и свободы творческого самовыражения – этими слишком размытыми понятиями – искусственно разработано, имеет разрушительный характер, ибо призвано обесценить профессионалов, мастеров, экспертов, и – размыть границы личности человека.

В своей работе руководствуюсь критериями, проверенными временем и совестью: я никогда не пойду против своей страны, культуры, языка и народа!

Расцвет таких жанров как хоррор, остросюжетный боевик, детектив, эзотерическая литература и роман на тему ЛГБТ иллюстрирует духовно-культурный уровень читательской публики. Это те книги, которые воспитывают грядущее поколение. Чему они обучают общество?.. Перспективная научная фантастика, которая вдохновляла учёных, толкала на открытия и воплощение очевидного и невероятного, исчезла, её вытеснило фэнтези, то есть невоспроизводимая в реальности сказка. Хотя, нет, воспитательное значение литературы и кинематографа никто не отменял, потому на детских утренниках милых зайчиков и снежинок сменили такие персонажи, как: ведьмы, мутанты, гоблины и эльфы, а в детском городе профессий можно получить навыки не врача и пожарного, а вампира.

Отказалась работать в этих жанрах и темах, невзирая на их востребованность, для себя же решила: пусть мои труды станут альтернативой для читателя, а я уважаю свободу его выбора. И нашла-таки, дождалась-таки своего читателя, который разделяет мои взгляды на жизнь, как раз устав от всего вышесказанного!

В 2000-ые, будучи студенткой филфака, наблюдала, как во время лекции гастарбайтеры закладывали окно аудитории кирпичом, потому что строили здание для более востребованной профессии (на тот момент – для юристов). Перестала работать формула: отучись-наберись опыта-развивайся-созидай-зарабатывай по профессии.

Уже тогда поняла, что филологам в грядущем придётся труднее всего, голоднее, что работать словесником – станет подвигом, и решила освоить дополнительные профессии.

Это всё не ново. В древности и апостол Павел, чтобы не быть обузой общинам и даром проповедовать, шил торговые палатки на продажу. Многие писатели и художники вынуждены были венчать «розу белую с чёрною жабой».

Прекрасно, что мне пришлось сменить уйму профессий, взаимодействовать с различными слоями населения, повариться в различных коллективах: и хороших, о которых до сих пор с теплом вспоминаю, и завистливо-пакостных, которые с радостью выкинула из своей жизни.

Всё это отличный опыт! А во время литературного процесса часто приходилось перевоплощаться и вживаться в роль персонажей, а в моих произведениях встречаются очень сложные личности с горькой судьбой. Это, разумеется, тяжёлое бремя для женщины-писателя с восприимчивым и сверхчувствительным сердцем, зато помогло сохранить художественную правду и достоверность.

Неоднократно сталкивалась со штампом «неформат» от издательства, или с просьбой вырезать-урезать то, от чего произведение становилось поверхностным, однодневным, как журнал сканвордов, незапоминающимся, без претензий на то, чтобы называться литературой. В прочем, маслит такое активно потребляет.

Так, например, я отказала редактору крупного российского издательства и опубликовала свой роман за рубежом в полном авторском варианте и до сих пор об этом не жалею.

Тем не менее, во мне проснулся интерес, а можно ли создать книгу для широкой публики не для одного прочтения и при этом наполнить серьёзным, запоминающимся, на подумать? При этом 1990-е-2000-е – были временами какого-то всеобщего очерствения и меркантильности – диктовали мне писать так, чтобы схватило за живое. Начала работу над рассказами для будущего сборника «Я тут!» – удалось!

Когда работаю над книгой, то осознаю её ценность, но при этом здраво оцениваю рынок, перспективу её востребованности в текущий момент. У меня есть книги, которые рассчитаны на узкую аудиторию, а потому не нуждающиеся в большом тираже, а ожидание одобрения от издательств может затянутся на годы. В таких случаях раньше я обращалась в издательства за свой счёт. Но сталкивалась с разочарованием: нервотрёпка – да ещё за свои же деньги (начиная от того, как должна выглядеть книга, почему глянец потрескался и обложка небелая, до съехавшей иллюстрации на текст и размещения рекламы без разрешения). Договор-то заключили, но переделки в итоге заняли много времени и оставили неприятный осадок… А всё дело в том, что толковых специалистов, готовых вникнуть в запрос, найти крайне сложно!

Так у меня возникла потребность самостоятельно изучить издательское дело с технической стороны: у меня есть книги, которые я выпустила сама. Они получились отличными, профессионально сделанными и приемлемыми по себестоимости!

Сократили часы школьных уроков по русскому языку и литературе, решив, что неважны – предмет, на котором мыслит целая нация, и предмет преемственности опыта предков с их благородством, воспитанием, патриотизмом, глубокой философией.

Я не стала рассчитывать на школьных учителей, наблюдая резкое снижение уровня образования. Пока есть в продаже справочники и учебники, классики и талантливые современники: собрала для детей домашнюю библиотеку. Обучение сегодня полностью легло на плечи родителей. Им придётся стать учителями, если важно вырастить интеллектуально-развитую личность, неподвластную манипуляторам. Так я получила отличную насмотренность, научилась выбирать из лавины книг – нужное, хорошее и полезное.

Беллетристика перестала развлекать, но стала отвлекать от общественно-политических проблем. Интеллект – затмили эмоции, воспитанность – несдержанность; литературный вкус – безвкусица; качественно созданный текст – писанина от любого малограмотного блогера или поп-дивы…

В своих произведениях я не обхожу проблемы и стараюсь совершенствовать мастерство, потому что писать – это большая ответственность, ибо пишущий формирует общественное мнение.

Литература всё больше не равно культура, а читатель всё реже умеет оценить мастерство, поглощая любую писанину, потому что из читающей нации мы превратились в пишущую, не считая при этом важность обучения словесным наукам. А филология – это сложная и нужная наука!

Потому на своём уровне стараюсь, как могу, внести вклад в развитие русской культуры.

Таким был мой путь до сего дня.

СЛАВА БОГУ ЗА ВСЁ!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Анти-спам: выполните заданиеWordPress CAPTCHA