Я тут

http://elena-dubrovina.ru/ Я-тут_рассказ_Елены-Дубровиной_Бог-в-сердце.jpgЯ тут

Баба Валя сидела на лавочке возле песочницы. Раньше она с любопытством разглядывала малышей, играющих на детской площадке, вступала с ними в нехитрые беседы, иногда подсказывала, в какую игру можно поиграть. Но теперь баба Валя выглядела хмурой, она отсутствующе смотрела куда-то в пространство, не реагируя на приветливые кивки соседей и, не обращая внимания на любопытных малышей, привыкших к ненавязчивому присутствию старушки. Иногда они отвлекались от своих игр и о чем-то ее спрашивали. Только баба Валя была задумчивой и в ответ молчала. Детки продолжали свои игры и самостоятельно находили ответы на свои вопросы, строя собственные наивные предположения.

Баба Валя то и дело прокручивала в мыслях неприятный разговор с сыном.

Он звонил из Луганска, расстроенный и потерянный… Ему сутки пришлось отсиживаться с детьми в ледяном погребе, пока не прекратилась бомбежка. Жена с работы так и не вернулась. Баба Валя слушала о случившемся в оцепенении, то и дело повторяя: «Аяяй, вот изверги, что делают! Аяяй, аяяй…»

– Да хоть бы на машине приехал, сынок! Тут ведь спокойно.

– Мне жену искать! Может, она в больнице? Куда я без работы и с двумя ртами?

– Найдем работу, сынок!

– Знаю я вашу работу! У вас коррупция. Я тут втрое больше заработаю!

– Дядю Пашу попрошу, он тебя в свою мастерскую устроит!

– В мазуте копаться?! – невесело рассмеялся сын.

– У меня пенсия, пока так поживем, а там что-нибудь хорошее подыщем, – уговаривала баба Валя.

– Да ты что?! Я дом только отстроил! Как я тут все брошу?!

– Да ведь убьют же! – заплакала баба Валя.

– Может, обойдется, уже не стреляют.

– Да ты хоть детей сюда привези…

– На ваши китайские харчи?

– На какие еще китайские?

– Да помнится в магазинах у вас одной дрянью торгуют. Домой тот раз с изжогой вернулся. Месяц лечился после ваших харчей.

– Чего ж ты молчал? Я бы тебе с рынка домашненького принесла бы.

– Откуда домашненькое-то? Деревень нет, сельского хозяйства – тоже. Весь мир знает, что у вас полно всего, да только несъедобного. Кормят вас всякой китайской мутью и синтетикой.

– А может, потому нас так кормят, сыночек, чтобы вы благоденствовали, да чтобы не было войны… Это ты настоял, чтобы я дом в деревне продала и в город переехала. А я говорила: все свое, все полезное…

– Что теперь об этом?

– Приезжай, сыночек, тут спокойнее.

– Мам, где спокойнее?! Сосед уехал, так его дом обворовали. Даже ржавый садовый инвентарь! И мой перфоратор увели! Дал ему на свою голову…

– Так опасно ведь! Внучков жалко!

– Мам, уже не бомбят! – упрямился сын.

– Приезжай! Пойдем к мощам святителя, попросим. Найдем и работу хорошую, и деток пристроим…

– Ой, мам, опять ты со своими сказками!

– Да где сказки, сынок? Сколько раз по его молитвам нам Бог помогал! Забыл что ли?

– Ой, не плети ерунды, – раздраженно фыркнул сын.

– Да где ж, ерунда? Войны всегда происходят там, где иссякает любовь между людьми… Я еще десять лет назад к вам приезжала, а ты мне шептал, чтоб не говорила по-русски, видела злобные взгляды! А то, что нацисты языческому идолу поклоняются и голову новобранцам дурят, чтоб воевать шли? Я вон по телевизору вчера смотрела, как они плясали на Майдане-то, на крови своего же на рода и славили Хороса… Эти жертвоприношения, значит, нормально!.. А Бог, в которого верили все твои предки, который учит любви и состраданию, это, по-твоему, ненормально?!

– Да где твой Бог?!

На этих словах связь прервалась. Больше сын не звонил. Его телефон тоже молчал. Баба валя с ужасом следила за новостями, которые вещали о продолжении гражданской войны на Украине. Луганск снова начали бомбить. Бедная старушка то и дело всматривалась в телевизор, надеясь увидеть родных… Самочувствие бабы Вали сильно ухудшилось, и уже несколько раз приезжала скорая, фиксируя гипертонический криз. А от сына новостей все не было…

 

Баба Валя удрученно обдумывала всю ту несправедливость, свидетелем которой она вдруг стала. Она почти перестала выходить из дома. Все сидела перед телевизором и смотрела новости. Россию обвиняли все мировые державы, провоцируя на необдуманные действия. На Украине гибли люди от руки своих же собратьев и от западных наемников. А самое страшное: телефон сына молчал!

Баба Валя вдруг спросила себя: «Где же Бог?!». Так ей в этот момент горько стало, просто невыносимо от угрюмых мыслей. Она готова была разрыдаться, но невольно обратила внимание на беспечных малышей в песочнице.

– Ты меня удалил, вот и поплоси площения, – сказал зареванный малыш.

– Кто это плидумал? – отозвался второй.

– Это Бог плидумал, – догадался малыш.

– Дулачок ты, Бога нет! – с улыбкой ответил второй малыш и для вескости словца похлопал себя ладошкой по лбу.

– Есть! – обиженно воскликнул первый.

– А папа говолит, нет! – упрямо доказывал свое второй.

– Есть-есть-есть!

– А покажи!

– Послушай, – первый малыш показал ладошкой на свою грудную клетку и приподнял кофточку, чтобы его другу было слышно биение сердца.

– И что? – недоверчиво спросил второй, прильнув ушком к груди первого малыша.

– Не слышишь? Я-тут… Я-тут… Я-тут…

© — «Я тут» рассказ Елены Дубровиной,
http://elena-dubrovina.ru/
рубрика «Произведения автора»
рассказ вошел в сборник «Пшеничное сердце«
 
При копировании материалов статьи
ссылка на сайт и указание автора обязательны!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Анти-спам: выполните заданиеWordPress CAPTCHA