Источник

Источник_рассказ Елены ДубровинойИсточник

Очередь к святому источнику была огромной. Жара и духота. Помимо местных, приехало много паломников из других городов. Каждый хотел окунуться, в надежде получить исцеление каким-то своим телесным и душевным недугам.

Светлана бросила машину на солнцепеке и потому оставаться в ней не захотела. Приложилась к иконам, встала в очередь, которую заняла немногим раньше, и начала разглядывать людей.

Лица были у всех разные. От безделья, Светлана решила «поугадывать»: кто из присутствующих прихожанин, а кто так, «захожанин». Сама она, надо сказать, совершенно недавно пришла в храм. И пришла удивительным образом.

Сколько себя помнила, Светлана страдала астмой, но в последнее время приступы особенно участились, стали продолжительными и совершенно нестерпимыми. Ее мама, врач и ученый человек, как-то неожиданно предложила: «Давай поедем к старцу? Сотрудница ездила: может, и нам поможет?»… И было решено – ехать.

Стоило только зайти в келью к старенькому монаху, как тот с порога прогнал и Светлану, и ее мать:

– Ах вы, свиньи неблагодарные! Несчастие у них! Пошли вон!..

Стыдно стало перед толпой людей такое от монаха услышать, но мать была не из робкого десятка:

– Да как вы со мной разговариваете?! Мы, как проклятые, целый день в электричке тряслись!.. Тоже мне верующий!

Маленький старичок в черной рясе, с крестом на груди, встал из-за стола, подошел и говорит:

– Вот ведь, а откуда вам знать какими должны быть верующие?

Женщина обижено надулась и смолчала, не зная, что ответить.

– Два образования имеешь, а ума не нажила! – сердито заявил старик, – Тебя, Зина, крестили в детстве, а чего ж ты ведешь себя не как христианка?!

Женщина удивленно посмотрела на дочь, ведь старику она имени своего не называла и о себе никому не рассказывала. Ей стало страшно, и все-таки Зина несмело попросила:

– Помогите нам. Дочери совсем плохо.

– У Бога попросила бы, и ехать далеко не пришлось, – проворчал старец, взял лампадного масла с кисточкой и крестообразно помазал лоб Зины, затем подошел к Светлане, заглянул ей в глаза и сказал: – Чем грешим, тем и болеем… Останетесь сегодня. В монастыре есть общежитие: скажете, я благословил.

– Зачем? – удивилась Светлана.

– Крещу тебя завтра.

Кто бы мог подумать, но напоследок старец дал Светлане послушание: петь в храме. И это ей, с ее-то голосом. Но почему-то она боялась ослушаться.

Регент прослушивала Светлану прямо на улице, а та краснела и мечтала провалиться сквозь землю со своими фальшивыми напевами из репертуара современной эстрады. Но уже на репетиции к своему удивлению поняла, что поет! и даже совсем неплохо!

«Вот этот важный, с бородой, наверное, профессор. А у этого на лице написано: алкоголик, печень прихватило – зеленый весь. Эта, сразу видно, любит многого читать и других поучать, она и сейчас с умным видом что-то рассказывает… А вот эта женщина, наверное, чем-то больна, задумчивая и грустная. А эта, вероятно, ищет чуда и совсем неверующая, а вон та, наоборот…» – Так и гадала Светлана, разглядывая людей возле себя, пока ждала своей очереди…

– Что за чепуха?! – возмутился грузный мужчина с аккуратно стриженой ой черной бородой, – Какая разница, с какой ноги в купель заходить?! Суеверие чистой воды!

– Народ так говорит, – смутилась с виду начитанная женщина, ее только что внимательно слушали, и это ее вдохновляло.

– Правильно, народ выдумывать любит, – ухмыльнулся мужчина, – Нужно быть верным, а не суеверным.

– Может, тогда подскажете, как надо? – серьезно попросила женщина болезненного вида.

– Перекрестился и с головой – все!

– А откуда вам знать? – не унималась всезнающая женщина, которую слегка задело то, что кто-то усомнился в ее словах. – Сколько езжу по святым местам, везде так делают, – слукавила она.

– Работал при храме и знаю, что говорю.

– Ну не священник же? – реабилитировалась всезнающая женщина.

– Не священник, но настоятель был очень строгий: сам боролся с разными суемудрыми домыслами и меня, простите, выдрессировал.

– Ой, как интересно! – воскликнула восторженная особа, она совсем недавно стала посещать богослужения и на все реагировала слишком эмоционально, – Я бы тоже хотела при храме или в монастырь!.. А кем вы работали?

– Пел… в хоре, – нехотя ответил мужчина.

– А теперь почему не поете?

– Дурак! – прямо заявил он.

Все в недоумении посмотрели на мужчину, тот подумал-подумал и решил поделиться своей печалью:

– Голос у меня от природы был сильный и звучный. Когда пел, люди говорили: «мурашки по коже»! Бабуля моя, Царство ей Небесное, привела в храм еще мальчишкой. Я тогда гордился, что сам зарабатываю, да и нравилась мне жизнь церковная… Вырос, выросли и амбиции. Настоятель меня видел дьяконом. А тут вдруг пригласили в театр. Труппе как раз баса не хватало. Прямо без образования и сразу на сцену, представляете? Деньги хорошие сулили… – мужчина потупился, поджал губы и невесело покачал головой: – Я и соблазнился. Думаю, а что тут такого? Профессия приличная. Это же неплохо – дарить людям радость? Может это судьба? Ну а в храм, я, как и все, по воскресениям ходить буду… Карьеру сделал быстро. Переехал в Америку, грезил даже Бродвеем. Кстати там, где я жил православных храмов не было, так и отошел постепенно от жизни церковной. Засосало: суета, гастроли, репетиции… До выступления оставалось 3 дня, а я ни одной ноты взять не могу. Сиплю и хриплю. Вроде не простывал, не перенапрягался, а голос пропал… От лечения становилось только хуже. Вернулся в Россию. Каялся, Причащался, сюда ездил… Слава Богу, теперь хоть говорить могу. Вот такой урок на всю жизнь! И, кстати, – невесело улыбнулся мужчина, глядя на всезнающую женщину: – Не думал, какой ногой в купель ступаю.

Болезненного вида женщина тоже решила поведать свою печальную историю, к удивлению Светланы, она оказалась вовсе не больной.

– А я сына год назад похоронила. Лейкемия. Три года мучился. Куда только не возили: и к московским медицинским светилам, и к колдунам, и к экстрасенсам…

– Грех како-ой! – запричитала всезнающая женщина.

– Я тогда не знала, что в церковь нам нужно, – начала оправдываться она, – И мне никто не подсказал… Намучались мы с ним, а тут еще и муж меня бросил. Ни работы, ни денег, сын больной… Сижу и реву. Час реву. Два реву. А потом уснула. Очнулась в больнице: дыма наглоталась. Мне потом сказали, что пожар из-за обогревателя произошел… Сынок мой… заживо… – голос женщины дрогнул, и она беззвучно заплакала.

Женщина, которая Светлане показалась неверующей, обняла несчастную и, поглаживая по спине, начала утешать:

– Страшно, сестра, страшно… Горе очень большое… Но подумай, как теперь ему хорошо? Ты мне имя напиши, помолюсь за него. Он крещеный?

Плачущая кивнула.

– Вот и хорошо! И ты за него молись, тогда и на душе радостнее станет…

– А сюда знаете, как попала? – болезненного вида женщина вытерла слезы. – Стал он мне каждую ночь являться. Открываю глаза: стоит возле кровати. Злой, смотрит с осуждением… Я тогда по глупости опять к экстрасенсу пошла. А она мне говорит, нужно спиритический сеанс и денег много запросила, а у меня нет. Я на тот момент у сестры жила, пока ремонт, то да се… Что у нее началось! Лампочки взрываются, вещи пропадают, кто-то будто ходит, стонет… Спасибо соседка подсказала квартиру освятить. А главное, я и сама понимала, Мишенька таким не был, не он это приходил. Священник освятил квартиру, а мне сказал срочно причаститься, а потом ехать на источник: купаться и воду пить вместо чая… Первый раз, когда приехала, от воды что-то отталкивало. Спасибо женщины за руки дотянули. Одна меня прямо силой в купель втолкнула. С тех пор все прекратилось.

– Не унывайте, – поддержал несчастную мужчина с бородой, – Чем больше будете в Церкви, тем будет легче. Возьмите у священника благословение на чтение Псалтыри и читайте по сыну. И себе и ему поможете. Уже в начале кафизмы уныние прогоняет!

– Среди прихожан нет счастливых. Всех скорби привели, – начла свой рассказ женщина, которая показалась Светлане неверующей. – Редко кто по любви к Богу приходит. Все идем и просим, а благодарить некогда. Да и кто задумывается, что все благое от Него? Забежишь, бывает, свечку поставишь: дай, дай, дай… С подругой поехала к старице за благословением на венчание, а подруга хотела в монастырь. Но старица ее благословила детей рожать, а мне велела монашествовать. Мы обе удивились тогда. Но все, Слава Богу, по Его воле и свершилось. Подруга сейчас замужем за священником, у нее двойня. Меня же, как приехала, парализовало: лицо перекосило, и «суженый» мой сбежал. Мама возила меня сюда каждую неделю… Как болезнь отпустила, поехала в монастырь. А там как дома! И как я раньше об этом не помышляла?

– Вы монахиня?! – восторженно спросила девушка.

– Послушница, – ответила та, – Меня пока игуменья испытывает… Кстати, она меня сюда каждый день благословляет ездить за водичкой, – в этот момент все посмотрели на недалеко стоящую тележку с большим бидоном, – Но знаете, какими бы скорбями мы не пришли к Богу, а жить по Его Воле и вправду лучше, легче и проще, чем по своеволию. Подруга моя счастлива и я теперь, представьте, тоже!

– Да, с Богом радость, а без Бога пустота, – размышляя вслух, сказал мужчина с зеленоватым лицом.

– Как говорят святые отцы: «Здоровье это дар, а болезнь бесценный дар!» Иначе как бы мы исправлялись? – бодро заметил мужчина с бородой.

– Одно дело, когда человек грешит, а потом из-за этого болеет, хуже всего, когда через его грехи другие страдают, – вздохнув, сказал мужчина с зеленоватым оттенком кожи.

– Это точно! – согласилась восторженная девушка, – Сама не знаю, что на меня нашло: а из дома убегала, с родителями ругалась, да и с однокурсниками тоже… Какое-то наваждение!

– Это порча. Тут нужна отчитка, – серьезно заявила всезнающая женщина.

Девушка испуганно захлопала глазами.

– Да мы своим поведением сами себя портим, – заступился мужчина с бородой, – К тому же порча просто так Богом не попускается. К чистому грязное не прилипает, значит уже было что-то. Исправишь житие свое, и все пройдет.

– Вы, наверное, правы, – согласилась девушка. Раньше я баловалась легкими наркотиками… А мой парень на игле сидит… Думала, ради меня изменится: уговорила ехать в Серпухов, к «Неупиваемой чаше». Это такая икона: лечит от пьянства, от сигарет, от наркомании и игромании, – пояснила девушка, но заметив, что все о чудотворной иконе Пресвятой Богородицы наслышаны, продолжила: – Начали монахи молитвы читать, а парень мой упал и стал рычать, – девушка испуганно округлила глаза, – А потом, не знаю, как это у него получилось: поднялся, будто кто-то за ноги его вздернул и стоит на голове, а руками не держится. Двое крепких монахов не могли отодрать… Ужас! Я никогда такого не видела! И уж тем более, понятия не имела, что у подобных болезней природа духовная…

– Вылечили? – спросила женщина болезненного вида.

– Он потом опять начал, – с сожалением проговорила девушка и с горечью добавила: – Стало еще хуже. У него мать богатая, хорошо зарабатывает, а он все-все ценное из дома выволок и распродал. На меня начал руки распускать. Его друг заступился, так он его зарезал, – девушка поежилась от неприятных воспоминаний.

– Беги ты от него! – в ужасе воскликнула женщина болезненного вида.

– Он в тюрьме.

– Выйдет, еще хуже станет, – не унималась женщина, шокированная рассказом.

– А вдруг исправится? – предположила девушка.

– Таких только могила исправит! – заключила женщина болезненного вида.

– Не скажите, бывают чудеса! – вступился мужчина с бородой, – Хорошо бы, если бы мать молилась.

– Она меня и видеть не желает, тем более слушать не станет!.. Я сама молюсь.

– Ой, искушения буду-ут! – посетовала всезнающая женщина, затем, взглянув на мужчину с бородой, пояснила: – Сделал доброе дело – жди искушения…

– Правильно! Если Бог жертву принял, то бесы мстят. Зато парню поможет, – мужчина с бородой обратился к девушке: – Но крест тяжелый. Ели он крещеный, ты за него в церкви о здравии заказывай, это сильно помогает.

Девушка задумалась, от восторженной улыбки не осталось и следа – воспоминания были слишком болезненны. Некоторое время все молчали, каждый думал о своем. Тишину нарушил мужчина с зеленоватым лицом:

– Ко мне приходит бесплатная газета для инвалидов. Однажды прочел: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас»[1] – будто перевернулось во мне все! Захотелось в церковь: тянуло прям туда! Служба кончится, а я стою – уходить не хочется… Бездарно поначалу ходил, не знал ничего, а уже жить по-другому не мог, – мужчина вздохнул, – Я ведь тоже младшего не уберег. Такой парень был!.. Его все любили. В аварию попал… На пенсии я не расслабился, работал дворником и внукам, и старшеньким помогал. Без матери их воспитал. А тут в больницу загудел. Там такая на меня тоска напала! Сын каждую ночь снится… Лежу после операции, сосед по палате сует кроссворды, а мне не интересно: все ответы у меня на потолке написаны. Медсестры удивляются, а мне не до смеху, ведь кто-то же их пишет? И никто кроме меня не видит… Главное, когда в девяностые увлекался мистикой, много тогда всякой такой литературы стали продавать и по телевизору тоже, – никто не показывался, а мне даже было интересно посмотреть, а тут в храм пошел и понеслась. Это то и понятно: я тогда и так «их» был. А как захотел исправиться, так и взбунтовались… Да, чертей видел, как вас! То в углу, то верхом на прохожем, то в холодильнике. Думал, с катушек слетел, а после первого Причастия прошло… – засмеялся мужчина, – И, главное, не пил никогда, а тут такое!

За разговором очередь незаметно приблизилась к источнику, мужчины пошли вперед, потому что их было меньше, женщины остались ждать.

Помимо всплесков, из-за двери доносились радостные возгласы: «Ух, хорошо-о!», «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа», «Эх!»…

.

.

© — «Источник» рассказ
 Елены Дубровиной,
http://elena-dubrovina.ru/
рассказ вошел в сборник «Пшеничное сердце»
 
При копировании материалов статьи
ссылка на сайт и указание автора обязательны!

ПРИМЕЧАНИЕ


[1] Ев. от Матф.11:28

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Анти-спам: выполните заданиеWordPress CAPTCHA